«Чувство, что с народом борются... Они должны нас защищать – и закапывают бульдозером!»

Ирек Файзуллин ответил «аварийщикам»: расселение завершат к сентябрю, даже если в 580 квартир придут судебные приставы.

Ирек Файзуллин ответил «аварийщикам»: расселение завершат к сентябрю, даже если в 580 квартир придут судебные приставы.

Судиться бесполезно: аварийное жилье все равно ждет бульдозер. Это накануне на выездном заседании комитета Госсовета РТ дал понять кабмин устами главы минстроя Ирека Файзуллина. Экспертные оценки, которые предоставляют оценщики в райсуды, вдвое ниже выкупной цены программы в 11 тыс. рублей за «квадрат» старой квартиры. Опрошенные «БИЗНЕС Online» «аварийщики» говорят, что люди подписывают договоры как смертный приговор.

«БУЛЬДОЗЕРНОЕ РАССЕЛЕНИЕ» ЗАВЕРШИТСЯ К СЕНТЯБРЮ

В Татарстане разрабатывается очередной этап программы сноса аварийного жилья. Об этом накануне на совместном заседании комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству и комиссии по контролю за реализацией госпрограммы РФ «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан России» в Лаишево заявил министр строительства и ЖКХ РТ Ирек Файзуллин.

«Программой 2013 - 2017 годов предусматривалось расселения 8195 помещений. Это уже уточненные цифры, потому что было много судебных исков. Общий объем в соответствии с отчетом — 290,4 тысячи квадратных метров», — сообщил он.

В программу попали дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года, всего в ней 1112 многоквартирных домов. Если поэтапно, то в 2012 - 2013 годах было расселено 312 аварийных МКД (71,6 тыс. кв. метров). Это обошлось в 1,9 млрд. рублей, переехали более 5 тыс. человек. В 2015 году под снос ушло 148.4 тыс. кв. м, новые квартиры получили 10,8 тыс. человек. В 2016 году переселялись 4,3 тыс. граждан, изымается 1397 помещения на площади 45 тыс. кв. метров. Сумма — 1,6 млрд. рублей, из которых 436 млн. — средства бюджета РТ. На 2017 год остается расселение 749 граждан, то есть 288 помещений на 10,6 тыс. кв. метров. Эта программа предполагает завершение в сентябре 2017 года — «в соответствии с теми графиками, которые сегодня есть».

Среди проблем — нежелание ехать подальше от уютного и обжитого двора, получая в виде компенсации копейки. Например, в Казани взамен снесенных метров предлагают соципотечные квартиры в «Салават Купере» плюс четыре дома на улице Мазита Гафури. Идут суды, признал Файзуллин. «Изъятию подлежат 580 квартир. Иски направлены в суды, по 430 решения приняты, 150 находятся на рассмотрении. С 1 января 2017 года на исполнение поступили 399 решений», — привел он цифры битвы с жителями за их будущее «счастье», которого они не в состоянии осознать.

Главная причина исков — несогласие с выкупной ценой (а это, напомним, 11 тыс. рублей с копейками). Но на это есть противоядие. Назначается независимая экспертиза, и оценщики дают свои цифры, просто убийственные для истцов. «Как показала практика, оценочная стоимость намного меньше выкупной стоимости, определенной в программе», — сообщил министр. Такое положение дел, в частности, в районах. В Новошешминском, Бугульминском, Зеленодольском, Пестречинском районах оценка показала стоимость не более 6,5 тыс. рублей за кв. м — фактически приговор для несогласных...

В случае чего помогает Госжилфонд, добавил Файзуллин. ГЖФ ведет строительство свыше 7 тыс. квартир, куда в том числе переселяют «аварийщиков». На сегодняшний день завершено строительство 7 объектов, на 24 ведется отделка, на 15 обустраивается кровля, а на 18 поднимают стены. Но все они будут готовы к сентябрю — по крайней мере, там, где эти метры ждут «аварийных» владельцев.

Зампред комитета по экономике Марат Галеев заметил, что стройка — вещь четкая. А вот судам регламент никто не пишет. На это Файзуллин ответил, что решение о завершении работы программы переселения — это момент заключения договора выкупа. А этот договор не согласились пока подписать 980 семей, а всего их в программе 20 тысяч.

Повезло тем, кто живет в муниципальных квартирах: приватизация жилья теперь бессрочная, и можно договариваться с местными властями и ГЖФ об обмене метра на метр. «В случае необходимости решения принимаются на уровне президента — это касается категорий, где существуют меры поддержки», — добавил министр. Никаких прочих вопросов у депутатов доклад не вызвал.

КОРНИ КОНФЛИКТА: КАК ЦЕНА «КВАДРАТА» ДЛЯ «ТРУЩОБНИКОВ» СОКРАТИЛАСЬ В ДВА РАЗА

Напомним, что детали конфликта жителей с чиновниками — в том числе в кратном сокращении выкупной цены старого жилья. Постановлением кабмина от 26.09.2013 года №681 утвердили республиканскую адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2013 - 2017 годы. Изначально объем финансирования предусматривался на уровне 9,7 млрд. рублей, из которых 4,3 млрд. рублей должен был выделить фонд реформирования ЖКХ, а республиканский бюджет — добавить 5,4 миллиарда. Федеральные средства были выделены в полном объеме. А вот республиканский вклад в последний момент срезали — на тот момент до 198 млн. рублей. В результате цена, по которой «трущобникам» предлагали выкупить их старое жилье, рухнула почти вдвое: с 20 тыс. до 11 тыс. рублей за кв. метр. Остальное людям предложили доплатить через соципотеку (тем, у кого нет наличных на доплату), но ее размер для многих переселенцев оказался просто непосилен.

К примеру, в Зеленодольске из-за войн жителей с местной администрацией за весь срок реализации программы снесли всего три дома. А в списке сейчас — 194 объекта, их должны приговорить к сентябрю. Иными словами, темпы крайне низкие. Добавим, что глава Зеленодольского района Александр Тыгин в ходе отчетной сессии районного совета сообщал о том, что треть всего аварийного жилфонда республики находится именно в Зеленодольске. В планах на 2016 год было возведение и заселение 11 домов на 1863 квартиры. Но по факту достроили и заселили только один дом — на 385 семей. Очевидно, министр не случайно называет общий объем программы расселения, оговариваясь: «В соответствии с отчетом...»

В 194 подлежащих сносу жилых домах Зеленодольска проживают 4860 человек, многие из которых в ужасе от перспективы переезда — на это просто нет денег. Городской суд тем временем продолжает рассматривать иски жильцов, которые пытаются отстоять свое право жить в пусть не первой свежести, но вполне еще крепких домах — по крайней мере, по мнению жильцов. Костьми легли не только жители, но и малый бизнес, который в прежние годы вынуждали выкупать арендованные помещения.

В марте инициатива сноса домов стала спусковым крючком записи зеленодольцами видеообращений к президенту РФ Владимиру Путину на центральной площади города с памятником Владимиру Ленину. Митинг организовали коммунисты, он был посвящен теме ЖКХ, но они не стали препятствовать народу в его чаяниях хотя бы высказаться.

Состояние некоторых домов в самом деле далеко от нормального. Так, в марте часть крыши аварийного дома в Зеленодольске на ул. Декабристов упала на припаркованный автомобиль. Хотя еще в середине февраля один из жильцов этого дома рассказал «БИЗНЕС Online», что его дом 1940 года постройки, но со ссылкой на экспертизу зеленодолец заявлял, что здание рассчитано на 150 лет эксплуатации (при этом капремонт здания проводился всего 10 лет назад). По его словам, эксперты пришли к выводу, что дом не является аварийным, за исключением двух балконов, но как раз их-то в управляющей компании и отказываются латать: зачем, дом же в аварийной программе?

«ДА ЭТОЙ ПРОГРАММЫ И НЕТ В РЕАЛЬНОСТИ. ВСЕ ЗАМЕШАНО НА ФАЛЬСИФИКАЦИЯХ!»

«БИЗНЕС Online» предложил прокомментировать ситуацию самим простым жителям-«аварийщикам».

Ольга Титова — жительница Зеленодольска по ул. Украинской:

— Такое ощущение, что министр со своими приписками из муниципальных районов, которые ему присылают, просто в неведении... Что у нас тут, стопроцентные подписи под договорами? Да люди их подписывают как смертный приговор. Некоторые боятся совсем без крыши над головой остаться, поэтому и подписывают! Такой пресс идет на них в судах и исполкоме, что действительно совсем без всего останутся.

Сам Тыгин нам сказал: «У нас для вас жилья нет». На приеме сказал, что нет у него жилья, но будет лишать нашей собственности. А то, что вот программа к сентябрю закончится и у нас все так радужно в республике — это совершенная неправда. Такое чувство, что они с нами борются. Мы же народ, и они должны нас защищать, а нас закапывают бульдозером. Я думаю, что к сентябрю 2017 года эта программа... да этой программы и нет вовсе. Все замешано на фальсификациях. Нас признали аварийными за один день, и то задним числом. Мы хотим, чтобы эту программу вообще отменили и оставили нас всех в покое!

Пожалуйста, пусть занимаются реально аварийными домами. Там люди ждут расселения, а про них забыли. Они обивают пороги, но уже с другой просьбой — чтобы их выселили. Но у них иная история, потому что они являются муниципальными и с них нечего взять. Так что дело совсем не в безопасности людей.

Владимир Сапунов — житель дома по ул. Декабристов в Зеленодольске:

— Аварийное жилье действительно есть, его нужно расселять. Люди не должны жить в ненормативных условиях. В этом его [Файзуллина] полностью поддерживаю. Но сам факт того, что под этой программой начинаются перегибы на местах — это нехорошо. Вот у нас в Зеленодольске в один прекрасный день, 31 декабря 2011 года, сразу 300 домов признали аварийными. Так же не бывает! У нас в городе около 700 домов, а 300 домов — это почти 40 процентов. Признать их все аварийными в один день — это что такое? Это же тщательная и щепетильная процедура. А ничего такого не было тогда. У нас тут одни нарушения. Сами члены комиссии признались, что дома были признаны аварийными без обследования. Это грубейшие нарушения законодательства.

Ирек Файзуллин, конечно, министр строительства, но верится с трудом в осуществление его заявлений, потому что процент готовности домов, которые они строят, далек от завершения. Что значит вообще закончить программу расселения аварийного жилья? Надо вернуться и вспомнить, что это такое вообще. Нельзя закончить то, что просто-напросто не существует и не проводится. У нас тут феодализм какой-то, а не программы реализуются. Пусть говорят, что хотят, но все идет очень шероховато, как будто бульдозером по судьбам и жизням людей. Инсульты, инфаркты, у нас забрали два года жизни, нас затаскали по судам. Мы вынуждены как-то оправдываться за то, в чем не виноваты сами.

Зайтуна Короткова — жительница зеленодольских «Полукамушков», угощавшая чаем президента РТ:

— Мне все равно, чего они там хотят делать с этой программой. Если они хотят сносить, то пускай дают нам квартиры. Если хотят реставрировать, то бога ради. Неужели они всерьез думают, что я на 15 лет в ипотеку пойду? Они нас за дураков, что ли, считают? Рустам Нургалиевич был у меня в квартире, он видел, где я живу. Сейчас говорят, что фундамент бутовый, у нас там сквозные щели, а сами думают три этажа строить! Если я на пенсии, то думаете, что ничего не знаю? Я не ошалела! Я все прекрасно понимаю. Приезжали и оценили мою квартиру в 200 тысяч. Что я на эти деньги куплю?! Даже комнатка в общаге сейчас стоит минимум 900, а моя квартира — не меньше миллиона. Я в сумасшедшем доме, что ли, родилась? Это же только в Татарстане такое творится! Нигде больше нет! У меня жилье стоит больше миллиона, а мне дают 200 тысяч. Не получится у них меня на старости лет на улице оставить. Мы все положения знаем! Они себе там все деньги взяли, куда они их дели? Наоткрывали себе бизнес, а мы сейчас должны с голоду все дохнуть. Мы тут грязь месим, а они должны себе в карман накладывать. Сколько можно? У нас с этой ситуацией многие люди уже инсульт перенесли, многие под себя уже лежат от такой радости. Что за конуру они нам дают? 35 «квадратов» — где спальня, зал, кухня, коридор? Нам же бараки строят!

Источник: БИЗНЕС Online


Поделиться в соц.сетях
Новое
Лучшие материалы